Главная » Политика » Киргизия оказалась на грани войны

Киргизия оказалась на грани войны

Услышав вечером в среду о попытке ареста бывшего президента Киргизии Алмазбека Атамбаева, я сразу же написал давнему знакомому в столицу республики Бишкек: “Не ожидается ли раскола и гражданской войны?” В свете того, что произошло потом – поражения сил, посланных взять под стражу бывшего главу государства, взятия в плен некоторых спецназовцев, заявленного марша сторонников Атамбаева в Бишкеке и волны слухов о неизбежности погромов и беспорядков в городе и, наконец, задержания Атамбаева – это мое опасение может показаться вполне себе дальновидным. 

фото: AP

 

Но я в данном случае не претендую ни на какие лавры успешного аналитика. Одномоментно те же страхи возникли у всех, кто хоть что-нибудь знает о Киргизии – удивительно красивой горной стране, которая уже долгие годы никак не может избавиться от постоянной политической нестабильности.

С точки зрения среднестатического российского обывателя, все бывшие советские среднеазиатские республики — “на одно лицо”. В реальности, естественно, ничего не может быть дальше от правды.

Туркменистан, чья политическая система по степени своей тоталитарности может соперничать с севернокорейской, совсем не похож на Казахстан с его достаточно расслабленными нормами политической и экономической игры. Узбекистан, где во всех регионах наличествует очень жестко выстроенная властная вертикаль, имеет в этом плане очень мало общего с Таджикистаном, в котором власть президента (или, как его именуют официально — “основателя мира и единства”) над некоторыми территориями носит скорее призрачный и формальный характер.

Политическая специализация Киргизии в этом “созвездии родственников” все годы независимости носила двойственный характер. “Парадной стороной медали” была широко разрекламированная попытка республики построить в бывшей советской Средней Азии демократию западного образца. А оборотной – слабость позиций официальных государственных и силовых структур, помноженная на всесилие самых разных неформальных групп влияния – от клановых, до откровенно криминальных.

Почему в Киргизии сформировалась такая своеобразная и не очень типичная для региона политическая система? Возможно, ответ кроется в личности первого президента республики – проживающего сейчас в Москве Аскара Акаева. Аскар Акаевич – исключительно обаятельный человек, настоящий ученый и интеллигент советского образца. Но как политик Акаев имел особенность, которая в условиях восточного общества может считаться фатальной слабостью: он никому не внушал страх и не умел в нужные моменты громко стукнуть кулаком по столу.

У пришедшего к власти после свержения Акаева в 2005 году нового президента Курманбека Бакиева необходимая мера политической безжалостности была. Рассуждая о том, что “Акаев не был настоящим демократом”, Бакиев начал выстраивать режим единоличной власти своего семейного клана, не гнушаясь при этом никакими методами.

Однако известного под кличкой Бакс президента подвела излишняя агрессивность и умение настраивать против себя критически важных союзников. Например, Бакиев довел до белого каления Москву, пообещав ей изгнать из Киргизии американскую авиабазу, а потом “выполнив обещание”, переименовал ее в “центр транзитных перевозок ВВС США”.

Когда в 2010 году Бакиева тоже свергли, никто в Москве особо не горевал. После краткой интерлюдии в виде временного президентства обаятельного дипломата, экс -сотрудницы ООН Розы Отунбаевой к власти в Бишкеке в 2011 году пришел герой нынешней политической драмы, один из самых богатых людей Киргизии Алмазбек Атамбаев. Атамбаев – политик, в котором нет ни грамма легковесности. По степени своей способности вступать в самые разные конфликты, он оставил Бакиева далеко позади. Например, Атамбаев перессорился с многими президентами стран-соседей, включая жизненно важный для Киргизии Казахстан. Однако, в отличие от Бакиева, не всегда продуманные эмоциональные высказывания сочетались у Атамбаева с очень хорошо развитым инстинктом власти.

Из всех президентов Киргизии Атамбаев ближе всех подошел к тому, что называется “сильной рукой”. К несчастью для него, законы республики позволяют президенту занимать свой пост только в течении одного срока. Поэтому Атамбаев подготовил себе преемника: обладавшего тогда репутацией абсолютно подконтрольного, кроткого и органически неспособного на самостоятельную игру Сооронбая Жээнбекова. Дальнейшее известно: придя к власти, Жээнбеков не захотел играть роль марионетки, избавился от имиджа кроткого политика и попытался задвинуть своего бывшего покровителя на задний план.

Однако Алмазбек Атамбаев – не тот человек, с которым можно безболезненно играть в такие игры. Экс-президент Киргизии – исключительно жесткий политик, для которого не существует авторитетов. Атамбаев не послушал даже Путина, специально призвавшего его на недавней встрече в Москве признать власть и авторитет своего сменщика. На наступательные действия со стороны Жээнбекова разгневанный бывший глава государства отреагировал встречными наступательными действиями.

Вот так и получилось, что Киргизия оказалась на грани гражданской войны. Некоторым этот термин, наверняка, покажется неоправданно сильным. Но надо понимать, что конфликт Жээнбекова и Атамбаева – это не просто личная схватка двух амбициозных слуг народа. Отличительная особенность политики республики – традиционно очень не простые отношения между севером и югом страны.

Акаев был северянином, Бакиев – южанином. Атамбаев – уроженец севера, Жээнбеков происходит с юга. Пока противостояние двух президентов – бывшего и нынынешнего — не трансформировалось в ссору двух частей страны. Но такую возможность нельзя сбрасывать со счетов и это откровенно пугает. Именно пугает: Россия – это страна, очень тесно связанная с Киргизией.

Кто из двух лидеров больше отвечает интересам Москвы? Вопрос поставлен некорректно. Судя по тому, что я знаю, вопросы у российского руководства есть и к тому, и к другому. Москве важна не фамилия президента Киргизии. Москве важно сохранение политической стабильности и межнационального мира в республике. Еще Москва стремится не допустить чрезмерного усиления влияния Турции в Киргизии и предотвратить возвращение туда элементов американской военной машины. По словам моего информированного собеседника в Москве, американцы не скрывают своей заинтересованности в таком возвращении.

Ясно, что чем неустойчивее ситуация в киргизской политике, тем больше у нежелательных внешних игроков возможностей влезть в эту брешь. И, кстати, в числе этих нежелательных игроков американцы – одни из самых безобидных. Затянувшийся острый политический конфликт в Киргизии создаст благодатные условия для роста влияния самых разных нелегальных организаций террористической и экстремисткой направленности.

Очень переживаю за Киргизию – страну, которую я знаю и люблю с детства. Пусть два президента как можно скорее любым способом урегулируют свои разногласия. Не настолько они важны, чтобы подвергать край величественных гор и изумительного озера Иссык-Куль риску полномасштабного общенационального конфликта.

Источник

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *